Как читать сообщения в вк чтобы они оставались непрочитанными

Шота Горгадзе — Ювенальная юстиция перемалывает судьбы

Ювенальная юстиция: за границей и у нас. Плюсы и минусы. Гость — юрист и Глава ОП Подмосковья Шота Горгадзе. Ведущие Вестей ФМ — Владимир Соловьёв и Анна Шафран. Соловьёв: На фоне всего того, что происходит в мире, время от времени переплетатся история. Исходя из этого, как я понимаю, у тебя такая переплетённая история: французские террористические акты и наши истории, каковые мы говорили. Горгадзе: Да, достаточно трагичная история. Все замечательно не забывают судьбу актрисы Захаровой, которая в течении 17 лет боролась сперва за право воспитывать и жить со своей дочерью, позже за право видеть её. Позже она обосновывала всему миру, что она не уголовница и не должна сидеть в колонии. Кто не помнит эту историю, я весьма коротко напомню, что во Франции по окончании развода Захаровой со своим французским супругом за дело взялась замечательная машина ювенальной юстиции Франции, которая сделала всё, дабы отобрать ребёнка у матери. Работали психологи, работала судебная машина, которая , если внезапно не получалось по закону забрать ребенка, фабриковались уголовные дела. Я, действительно, так и не осознал, как это было сделано, но была опубликована и подтверждена достоверность переписки между уголовным судьёй и следователем о том, что нужно сфальсифицировать дело, дабы наконец-то Захарову приструнить. Соловьёв: С ума сойти! Горгадзе: И что самое увлекательное — судья в последующем признала подлинность данной переписки. Соловьёв: Но, само собой разумеется, никому ничего не было. Горгадзе: Никому ничего не было. Захарова в итоге в течении 17 лет была лишена возможности общения со своим ребенком. И случилась катастрофа, на мой взор, в судьбе и её и в судьбе уже 20-летней Маши. Но неприятность содержится в том, что в следствии работы опытных психологов, каковые всячески внушали, что твоя мать есть представителем русской мафии, что она страшна для тебя, что тебе не требуется её видеть, что она может тебя выкрасть и увезти из Франции в ту страну, где по улицам бродят медведи. В следствии всей данной обработки ребенок, будучи ребёнком, уже сам начал отчуждаться и неспешно сводить на нет общение с матерью. Ты знаешь, что и в WhatsApp, и в Viber, и в разных соцсетях, в то время, когда написано сообщение, ты можешь видеть, прочтено оно либо нет. И в последнее время дочка, прочтя сообщение, не всегда отвечала. Самое необычное и ужасное для Захаровой — по окончании французских террористических актов дочь прекратила читать сообщения. Её телефон оказался отключён, и все сообщения, каковые по окончании террористических актов были посланы матерью, оставались непрочитанными. И мать сильно переживает. Она уже обращалась куда лишь возможно: и к послу Франции, и в суд, — везде говорят, что в перечнях она не значится, но так как она совершеннолетняя, то её персональные данные (где она находится, где живёт) они дать без её согласия не смогут. И вот такое ужасное развитие ситуации на сегодня, в то время, когда в силу событий, случившихся во Франции, история Захаровой взяла продолжение. И из-за чего я об этом сейчас отыскал в памяти. Мало кто знает, но уже год на территории РФ принят закон о ювенальной юстиции. Ювенальная юстиция в западном понимании — это как раз та самая карательная машина, которая лишает своих родителей своих прав. Знаешь, Владимир, какова была формулировка решения парижского суда, почему ограничили общение матери с ребенком, — Захарова испытывала к ребенку удушающую любовь.

Как читать сообщения в вк чтобы они оставались непрочитанными

Всецело слушайте в аудиоверсии.