Свадьба воли и утяшевой фото

Напомним, о браке Ляйсан и Павла стало известно в апреле, но пара не подтверждала эти слухи. Сами мы ничего не комментировали, по причине того, что Паша в принципе не обожает сказать о себе, да и я с недавних пор также. Сейчас так дорожу своей личной жизнью, что опасаюсь рассказами о ней спугнуть свое счастье. Вы – первые, кому говорю о ней. И, возможно, последние. Да, сложно поверить, что это говорю я, еще недавно раздающая интервью направо и налево, – поведала Ляйсан.

– По окончании 12 марта 2012 года, в то время, когда нежданно погибла моя мама, я уже не могла быть прежней заводной и легкомысленной Ляйсан… Она была для меня не только мамой, но и помощницей, советчицей. У меня всегда были наставники — Ирина Винер, старшие подруги по сборной – Алина Кабаева, Ира Чащина. В то время, когда спорт закончился и я пришла на телевидение, появились новые начальники, но самым главным моим командиром была мама. Все последние годы мы с ней не расставались: жили совместно, работали совместно (она была моим директором, продюсером моих телепроектов). И внезапно мамы не стало… Я так как сама большое количество работала, и мама неизменно меня поддерживала. Время от времени я вела два корпоратива в сутки, вечером бежала на тусовку, а ночью учила текст к следующему мероприятию. То я открываю фитнес-центр на севере, то веду юбилей банка на юге. Плюс нескончаемые вечеринки — а это также часть моей работы. Иногда с одного самолета пересаживалась в другой. И неизменно рядом со мной была мама, которая также уставала, волновалась. До сих пор ощущаю себя виноватой за то, что мы мало отдыхали. Но наряду с этим мама ни при каких обстоятельствах не жаловалась на здоровье. У нас по большому счету в роду все долгожители. Моей бабушке на данный момент 80 лет. Прабабушка дожила до 102 лет. Исходя из этого мама постоянно говорила, что желает дожить до ста сорока. А оказалось — лишь до сорока семи… Самое обидное, что мама следила за своим здоровьем, систематично проходила диспансеризацию, и никаких важных отклонений от нормы у нее не выявляли. В последнее время у нее по большому счету как будто бы открылось второе дыхание: меня она вырастила, в профессии себя отыскала, в дом пришел достаток. Мама кроме того решила родить ребенка! Сказала: у тебя, Ляйсан, одна работа на уме, внуков от тебя не дождешься, так что я сама рожу!

– Ваши родители были в разводе?

Свадьба воли и утяшевой фото

– Да, с годами у них накопились несоответствия, и они разошлись. Решили не мучить друг друга, а цивилизованно расстаться. Мама очень сильно волновалась разрыв с отцом, но со временем все наладилось. У нас все было так хорошо! И только в один раз я услышала от мамы необычную фразу. У нее имеется названая сестра Татьяна — старинная, наилучшая подруга. на данный момент она живет в Испании, на побережье. И вот пять лет назад мы поехали к Татьяне отдохнуть. И в каком-то беседе мама внезапно обмолвилась: Таня, в случае если со мной что-то произойдёт, позаботься о Ляйсан. Тетя Таня удивилась: Зульфия, что за глупость. Ты еще будешь правнуков своих женить! Но не довелось…

Тогда, 12 марта, мы с мамой в небольшой компании сидели вот в этом самом ресторане, где мы с вами на данный момент находимся. Все было нормально. Лишь взяв маму за руку, я обратила внимание, что у нее вспотели ладони. Осознала, что с ней происходит что-то плохое. Вызвали скорую. Доктора приехали, заявили, что у мамы немножечко повысилось давление, и дали ей валидол. Маме стало легче. Пока переждали пробки, пока добрались…

Мин. через 20 по окончании того, как мы, наконец, попали домой, маме внезапно стало весьма не хорошо, она не смогла сказать ни слова. Я поразмыслила – инсульт! Опять позвонила в скорую, мне ответили: Все автомобили заняты. Пришлось названивать еще и еще, пока машину все-таки не выслали. Маме становилось все хуже, я ринулась опять набирать номер скорой, кричала в истерике: У меня мама умирает! А в ответ слышала: У всех умирают, вы не одна такая…

Предстоящее я не забываю не хорошо – все происходило, как в тумане… Доктора, наконец, приехали, констатировали смерть от острой сердечной недостаточности… Позже все было весьма, весьма не хорошо… Через некоторое время пришлось пойти на работу – пора было записывать новые программы на НТВ, у меня договор. И я делала все, что нужно, но как словно бы на автопилоте.

– Как же вы смогли совладать с обстановкой?

– Мной без шуток занимались психологи, но лучшим стала Ирина Александровна Винер. Она для меня по большому счету как вторая мама. От нее я услышала очень важные слова: Лисичка, ты не сирота: у тебя имеется мы с Алишером Бурхановичем (Усмановым, мужем Ирины Винер. – Прим. ред.). твои бабушка и дед, твой папа, страна, которая тебя обожает. Просто тебе нужно взять выходной на год – ты столько работала, что загнала себя… А я-то, напротив, желала загрузить себя проектами – дабы забыться. Но Винер сказала: А куда уж больше пахать. В случае если опасаешься, что позже не сможешь возвратиться на телевидение, мои двери неизменно для тебя открыты – станешь тренером… И я ее послушалась. На НТВ меня отпустили, я поехала к тете Тане в Испанию. Слава всевышнему, мне не пришлось думать о куске хлеба. Со мной именно продлили рекламные договора весьма важные компании – спортивная и автомобильная. И в июле я улетела в Америку – сниматься в рекламных роликах, а в августе – в Лондон, комментировать Олимпиаду. Думала, уеду из Москвы, затеряюсь в толпе. А там ко мне без конца доходили люди, не смотря на то, что я, не считая гостиничного номера и комментаторской кабины, нигде не бывала. Все сочувствовали, говорили слова поддержки, а мне от этого становилось еще тяжелее. Возвратилась в Москву, ко всему прочему хуже. Невыносимо находиться в квартире, где все напоминает о маме, начиная с наших общих фотографий на стенах. Не легко ездить по улицам, по которым мы ездили с ней. Я кроме того не имела возможности отыскать в себе силы, дабы зайти в данный наш любимый ресторан (кстати, со временем психолог, напротив, дал совет почаще посещать тут, дабы преодолеть свой ужас).

Свадьба воли и утяшевой фото

– В тот момент Павел Воля уже был вашим мужем?

– Мы расписались в сентябре 2012. Но и до этого Паша был рядом со мной, не знаю, как бы я пережила тот кошмарный период без него… Мне казалось, что от горя я не могу дышать, а Павел помогал! Такое тяжело растолковать. Просто человек окутал меня всесторонней заботой и любовью…

И я начала приходить в себя. Это не означает, что все прошло, – я не сходу смогла тихо принять и пережить утрату. Не редкость, я так же, как и прежде плачу. Но и благодарю маму за жизнь, которую она мне подарила. В тяжёлые минуты Паша неизменно мне сказал: Маме было бы больно, если бы она тебя услышала. не забывай – она рядом. И радуй ее своим счастьем! Я весьма стараюсь.

– А как вы с Павлом познакомились? Пресса говорит, что у вас была бурная любовь с первого взора…

– Вовсе нет! Года три мы с Пашей . У нас была теплая и ласковая симпатия. Причем на важном расстоянии – мы не лезли в личную жизнь друг друга. Но, в то время, когда виделись, болтали душевно. Поболтаем и расстанемся на 6 месяцев. Кстати, если бы я наблюдала фильм про продолжительную дружбу, переходящую в любовь, я сама не поверила бы, что так происходит…

Я кроме того не могу отыскать в памяти, при каких событиях это случилось, – мы как словно бы всегда были привычны. Может, это оттого, что сперва мы определили друг друга заочно – благодаря телеэкрану. Позже меня стали приглашать в Comedy Club. Я весьма обожаю эту передачу – там самые лучшие и самые радостные парни. Кстати, мама также обожала их, сказала: Кто может так мастерски шутить, тот весьма умный человек. И в то время, когда я сказала ей, что иду с Пашкой куда-нибудь в кафе, мама отвечала: Классно! Передавай привет.

– А какая у вас была свадьба?

– Свадьбы по большому счету не было – ни белого платья, ни лимузина с куклами. В память о маме мы решили церемонию бракосочетания провести весьма робко. Просто пошли в загс в простой одежде и расписались. А вечером отметили событие дома, в узком домашнем кругу: были родители Паши, его сестричка, мои бабушка и дед приехали из Башкирии.

– Ну хоть в свадебное путешествие вы куда-нибудь ездили?

– Нет. Но и без него нам было отлично. Мы гуляли по паркам, по Красной площади, ходили в музеи. Лишь на тусовках не появлялись – не хотелось лишнего внимания к нашей негромкой и радостной семье… В первый раз в жизни я не вскакивала утром по звонку будильника, дабы нестись по делам. Я имела возможность выспаться, а позже медлительно приготовить завтрак, медлительно пойти в ванную. Имела возможность отключить сотовый телефон, чего раньше не было. В первый раз в жизни я посвятила время себе! К примеру, начала рисовать, занялась шопингом. Раньше забегала в магазины между работами и наспех что-то там прикупала. А тут начала получать удовольствие от процесса приобретений. Ну а скоро я осознала, что беременна.

Свадьба воли и утяшевой фото

– Практически всю беременность вы провели в Испании. Это дабы вам не докучали папарацци?

– Скорее, из-за климата. Зима в Москве — это мороз, гололед и неизбежные простуды. А в Испании в декабре +20, солнечно, море. Не обращая внимания на мое положение, мы с Пашей большое количество ездили по стране. Меня покорили Барселона, Гранада с невероятно прекрасным дворцом Альгамбра. Видите, я планировала провести в Испании выходной год, а выяснилось – декрет. Кстати, за рубежом у докторов совсем другой подход к беременности, чем в России. Наши доктора всегда кошмарят беременных – то запрещено, это опасно. А там все значительно более тихо: В случае если даме хорошо, то и ребенку также. К примеру, беременным разрешают бокал вина…

– Супруг находился на родах?

– Мы с Пашей как-то сходу решили, что этого не требуется делать. Но когда ребенка помыли, супруг вбежал в палату и заметил Роберта.

– Кто дал мальчику такое редкое имя?

– Моя нэнэйка, другими словами бабушка. У нас в Башкирии Роберт – распространенное имя. Вот она и внесла предложение. А нам с Пашей понравилось – оно какое-то сильное, строгое.

Свадьба воли и утяшевой фото

Материал опубликован с согласия издания. Более подробное интервью Ляйсан Утяшевой возможно прочесть на сайте журнала «7 Дней» .