Венчание в православной церкви

Обряд венчания (правила венчания в Церкви)

Человек, как мы знаем, предполагает, а Всевышний располагает. Самые искренние намерения рассыпаются в прах, в то время, когда они не совпадают с намерениями Божиими. Либо же в то время, когда кроме того весьма хорошее, верное, хорошее делается без Божия благословения. Наше желание создать семью и жёсткое намерение сохранить верность избраннику до конца дней еще не означают, что так и будет.

В Первой Книге Царств рассказывается, как бездетная дама Анна дала слово, что, в случае если Господь услышит ее молитвы и отправит ей дитя, то она даст его на служение Всевышнему. В то время, когда Анна родила ребенка, она согласилась мужу, что дала обещание дать сына в дом Божий, да останется там навсегда. Супруг не стал спорить, а сказал: Делай, что тебе угодно… лишь да утвердит Господь слово, вышедшее из уст твоих. (1 Цар. 1:23)

Да утвердит Господь слово, вышедшее из уст твоих. Это же возможно захотеть каждому, кто принимает какое-то ответственное решение и дает обещание выполнить его. Тем более, в то время, когда двое принимают решение соединиться в одну семью и обещают друг другу любовь и верность. Да утвердит Господь! И чтобы это утверждение совершилось, приходят они в храм.

Но, так бывает не всегда. Венчание в Церкви — прекрасный и праздничный обряд, и иногда некоторым хочется ко всем свадебным украшениям добавить еще и это. При том нет у приходящих ни веры, ни жажды видеть свой брак христианским. Знаю случаи, в то время, когда кроме того некрещеные приходили и потребовали их обвенчать. И никакие убеждения долго не помогали. Для чего вам это? — Желаем, как у всех!

Нет, не для красоты установлено таинство брака. И не рвение быть верным традиции должно вести молодых из ЗАГСа в храм. В чем же подлинная цель того таинства, которое совершается в храме, в то время, когда двое соединяются совместно и рождается новый альянс? Попытаемся раскрыть это, рассмотрев, как происходит обручение и венчание. Так как составители чинопоследования сделали все, дабы не покинуть эти вопросы без ответа.

Венчанию предшествует обручение. Раньше обручение и венчание имели возможность совершаться в различное время. парень и женщина принимали решение создать семью, и свидетельствовали об этом перед Всевышним и людьми, обмениваясь обручальными кольцами. Став женихом и невестой, они имели возможность еще в течение некоторого времени испытать свои эмоции, утвердиться в своем намерении. В наше время принято венчаться сразу же по обручении.

Обручение совершается у самого притвора, при входе в храм. Жених и невеста еще не стали единым целым, но намерены стать и подготавливаются к этому.

Отверзаются Царские Врата и из алтаря выходит священник, облаченный в белые ризы. Подойдя к новоневестным, трижды осеняет их крестным знамением, вручает зажженные свечи и кадит их.

Не каждому как мы знаем, что из всех вероятных почестей, каковые возможно воздать человеку, каждение — верховная. В действительности такая честь подобает лишь Всевышнему, но человек — образ Его. Любой раз, в то время, когда в храме, покадив иконы, священник либо диакон кадит нас, будем вспоминать, что мы — образ Божий, что наша жизненная задача — уподобиться своему Творцу. Жених и невеста должны стремиться всю жизнь приближаться приятель ко приятелю так, дабы их единство все более и более уподоблялось единству Лиц Святой Троицы. Перед тем, как идти на муки и смерть, Христос такими словами молился об учениках: …Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино…. (Иоан.17:21) Это сказано о Церкви, обо всех учениках, но как раз в семье, в малой церкви, получает человек возможность начать обучаться этому единству. Сперва обучаются этому двое, а позже учат и тех чад, которых отправит им Господь.

Зажженные свечи — знак многозначный. Свеча изготовляется чтобы гореть и светить. Человек сотворен, дабы обожать. Пока свеча не загорелась, то как бы и не живет. Она оживает загоревшись. Человек же по-настоящему живет в той мере, в какой обожает. Любовь к Всевышнему и любовь к ближнему — вот чего ожидает от нас Создатель, и устами апостола Иоанна Богослова говорит, что не любящий брата своего, которого видит, как может обожать Всевышнего, Которого не видит? (1Иоан.4:20) Любовью к ближнему проверяется и подтверждается подлинность любви к Всевышнему. В браке в нашу жизнь входит ближний. Само собой разумеется, это не свидетельствует, что нет других ближних. Но муж — ближайший из ближних. Обожать ближнего тяжелее, чем дальнего. По причине того, что вблизи виднее все несовершенства и немощи человека, каковые иногда злят а также ранят нас. Влюбленность, которая привела двух человек навстречу друг другу, неизбежно пройдет, и на смену ей может прийти либо разочарование, отвращение, неприязнь либо настоящая любовь. Вот об этом, последнем, и молимся мы сперва в чине обручения, а после этого и венчания:

О еже низпослатися им любви идеальнее, мирней, и помощи, Господу помолимся.

И еще, вручая обручающимся зажженные свечи, мне постоянно хочется напомнить им слова Спасителя: Вы — свет мира. Не имеет возможности укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, дабы они видели ваши хорошие дела и прославляли Отца вашего Небесного (Матф.5:14-16) Призвание христианина — светить этому загружённому во тьму миру светом Христовым. Это — высшее, и не весьма многим удалось. Но великое начинается с малого. Беря в руки венчальную свечу, ты начинаешь обучаться светить своей жене, своим детям. И в случае если семья не состоится, в случае если супруга отвернется от тебя либо ты найдёшь в ней что-то такое, что сделает продолжение брака неосуществимым, виноват будешь в первую очередь ты. Значит, не хорошо светил!

С древних времен кольцо был больше, чем украшением, он был указанием на статус человека. Надевание на палец кольца означало ответственную перемену в жизни. В молитве, которую читает священник, обручив молодых, особенно вспоминается Иосиф Красивый, который был в Египте рабом и узником. Как же сильно изменилась его жизнь, в то время, когда разгадал он значение вещих снов фараона! И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. И снял фараон кольцо свой с руки своей и надел его на руку Иосифа… (Быт.41:41-43) Раб в один миг сделался владыкой, и знаком данной перемены стало надевание кольца.

И еще в данной молитве упоминается блудный сын, покинувший родной дом, вычеркнувший себя из жизни семьи и промотавший на стране далече надеявшуюся ему долю наследства. Обнищав и опустившись, возвращается он домой, понимая, что уже не вправе называться сыном, а возможно принят отцом лишь как наемник. Но не так думает папа, для которого его сын постоянно останется сыном, что бы с ним не произошло. …Заметил его папа его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А папа сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте кольцо на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем имеется и радоваться! потому что данный сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали радоваться(Лук.15:20-25).

Вот такие перемены. Один из раба и узника, с надеванием кольца стал правителем огромной и богатой страны, другой из бездомного и бедного свинопаса превратился в возлюбленного сына когда-то преданного им отца. И сейчас, на протяжении обручения, надевание колец свидетельствует наиболее значимую перемену в жизни подготавливающихся вступить в брак.

Но кольцо свидетельствует не только честь, но и ответственность. Ветхозаветный Иосиф понимал, что если не оправдает доверие фараона, то снимут не кольцо — голову. И обрученные должны понимать, что, в случае если придется им когда-нибудь снять только что надетые кольца, это будет самая неприятная жизненная неудача, самый постыдный провал.

Обручение завершено. Священник ведет жениха и невесту в центр храма. Тут, перед аналоем, на котором лежат Евангелие и Святой Крест случится самое основное. Движение от притвора к центру храма — начало того пути, который предстоит пройти им совместно. Вся наша жизнь — постоянное движение, все мы идем, но неизменно ли хорошо понимаем, куда. Главным указателем жизненного пути христианина должны быть слова Христа: Я есмь путь и истина и жизнь… (Иоан.14:6)

Венчание в православной церкви

И, ведя молодых в центр храма, священник поет стихи 127 псалма: Блажени вси опасающиеся Господа… Ужас Божий — весёлое чувство, не имеющее ничего общего с простым страхом, в котором, очевидно нет ничего весёлого. Благоговение перед Господом — залог домашнего счастья. Все хорошее, чего ожидает человек от супружества, отправит Всевышний опасающемуся Господа. Будет и любовь и основное украшение любой семьи — дети. Ты будешь имеется от трудов рук твоих: блажен ты, и благо тебе! Супруга твоя, как плодовитая лоза, в доме твоем; сыновья твои, как масличные ветви, около трапезы твоей: так благословится человек, опасающийся Господа! Благословит тебя Господь с Сиона, и заметишь благоденствие Иерусалима во все дни жизни твоей; заметишь сыновей у сыновей твоих. Мир на Израиля!(Пс.127:2-6)

На аналое Крест и Евангелие. Евангелие символизирует присутствие тут Христа. Христос дал обещание Своим ученикам: …Где двое либо трое собраны во имя Мое, там Я среди них (Матф.18:20).

Двое либо трое…. Пока их еще двое. Будет и третий и четвертый и, возможно, значительно больше. Лишь бы во имя Христово. По причине того, что никакое соединение не прочно, если не Христос среди нас. Мы молимся, дабы венчающиеся стали свидетелями и участниками чуда, в то время, когда благодаря рождающемуся альянсу в мир будут приходить новые люди.

Рядом с Евангелием на аналое лежит Святой Крест. Крест — символ любви Христовой. Нет больше той любви, как в случае если кто положит душу свою за друзей своих(Иоан.15:13). Знамением таковой любви к нам Христа есть Крест. Любовь супругов — отражение, а правильнее преломление Божественной любви. В действительности не все, что происходит между женой и мужем в браке -обязательно любовь. И само слово любовь далеко не всегда используется по назначению. Влечение приятель ко приятелю возможно страстью, питаемой эгоизмом и сластолюбием. Мы просим Божией помощи, дабы отношения между супругами-христианами вправду были достойны называться этим самым красивым на свете словом — ЛЮБОВЬ. Так как это не просто слово, это одно из имен Божиих. Как раз таковой любви, готовой положить душу свою за любимого, должны мы обучиться в семье и научить своих детей.

Сейчас, в то время, когда уже таинство вот-вот совершится, священник задает жениху и невесте самые последние вопросы: Имеешь ли, имярек. произволение благое и непринужденное, и крепкую идея, взять себе в жену сию имярек, ее же тут пред тобою видишь? Данный вопрос напоминает нам о ответственной христианской ценности — свободе. Каждое слово в этом вопросе веско.

Произволение благое…, другими словами хорошее, не продиктованное никаким низким расчетом. Произволение непринужденное…. другими словами совсем свободное, никем не навязанное, продиктованное лишь твоим сердцем и разумом. Это весьма, крайне важно, дабы было так. К сожалению, не редкость, люди вступают в брак, идя как бы против себя, уступая событиям, чьему-то давлению и т.д. Задавая данный вопрос сперва мужчине, после этого даме, Церковь предостерегает их от для того чтобы шага. Лишь хорошее и никем не навязанное взаимное решение двоих может стать базой гармоничной семьи.

Звучит второй вопрос: Не обещался ли еси другой невесте (либо мужу, в то время, когда обращаемся к даме)? Все должно быть по-честному. Во всю совместную жизнь должно супругам всеми силами избегать обмана. Тем более недопустим он в начале пути.

По окончании того, как священник взял положительные ответы на оба вопроса, наступает время приступить к главному. Священник возглашает: Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа сейчас и присно и во веки столетий. Любой православный должен знать, что вообще-то этим возгласом начинается самое основное наше богослужение — Божественная литургия. Отчего же и венчание начинается так же? Во-первых, в древности венчание органично входило в литургию и только позднее начало совершаться раздельно. Но не только об данной древней связи напоминает нам возглас, но о том рвении, о той высшей цели, для которой должен жить любой настоящий христианин, той, о которой Господь сказал так: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его… (Матф.6:33) Жизнь имеет суть лишь если она — дорога в Царство. Сейчас данный путь супруги будут выполнять вдвоем. И в то время, когда звучит это возглас, стоит отыскать в памяти: Мы должны совместно войти в Царство Божие. Либо совместно войдем либо совместно не войдем. Порознь — не окажется. Первый вопрос, который мне зададут, в случае если я один предстану перед Господом: А где супруга твоя? И каждые попытки оправдать отсутствие ее рядом будут звучать не лучше Каинова …не знаю; разве я сторож брату моему?.(Быт.4:9)

Звучит Мирная ектенья, в которой Церковь требует у Всевышнего для молодоженов спасения, о еже податься им целомудрию и плоду чрева на пользу…, возвеселитися им видением сынов и дщерей…

Священник произносит три молитвы, в которых испрашивает для молодых всех вероятных житейских и духовных благ, вспоминая те супружеские пары, о которых говорит нам Священное Писание и каковые могут служить примером любви и верности: Авраама и Сарру, Исаака и Ревекку, Иакова и Рахиль, Хазарию и Елизавету и др. И после этого приносятся венцы.

Венчается раб Божий…

Священник надевает венец на главу жениха со словами: Вечается раб Божий имярек рабе Божией имярек во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Венчание в православной церкви

После этого с этими же словами венчает главу невесты.

Как и очень многое в богослужебной символике Церкви, увенчание молодоженов имеет пара смыслов, любой из которых не противоречит другим, а дополняет их. В Русской Православной церкви принято вечнать венцами, напоминающими царские короны. И это ясно в свете вышесказанного о брачном альянсе как о единстве восходящих в Царство Божие.

Но время сейчас отыскать в памяти и о другом венце, терновом, который надели на Спасителя Его мучители, дабы поиздеваться над ним и усугубить Его страдания. Брачный альянс не предполагает непрерывного счастья. Иногда будет и тяжело и больно и мучительно. Не все, к сожалению, оказываются способны выдержать искушения, неизбежно сопровождающие домашнюю жизнь. Чувствуя на своих головах тяжесть венцов, жених и невеста пускай молятся, дабы те терновые венцы, каковые им неоднократно предстоит надеть, они пронесли достойно. И тогда, говоря словами апостола Иакова, Блажен человек, который переносит искушение, по причине того, что, быв испытан, он возьмёт венец жизни, который давал слово Господь любящим Его.(Иак.1:12)

Как-то мне пришлось откровенно разговаривать с одной пожилой супружеской четой. Мы, — сказал мне супруг, — за пятьдесят лет совместной жизни ни разу не поссорились, ни разу друг друга не обидели. Кто не позавидует яркой завистью, другими словами не порадуется, что такое не редкость. Чаще не редкость в противном случае. Редкая семья не переживает кризис. Думается, ничего хорошего уже не будет. Но, как мы знаем, любое искушение либо разламывает нас, в случае если поддадимся, либо делает лучше и посильнее. Что придает умножает в нас духовную силу? — задаёт вопросы священник Александр Ельчанинов, и отвечает: Преодоление соблазнов. Это совсем правильно и по отношению к крепости и силе брачного альянса. Не в том преимущество, дабы избежать соблазнов, а в том, дабы их преодолеть. И те венцы, каковые мы надеваем на протяжении венчания — образ тех, которыми будут увенчаны сумевшими сохранить любовь и преодолеть все искушения. В случае если сохраните любовь и верность, — возможно сказать новобрачным, то, как писал апостол Петр, в то время, когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы.(1Пет.5:4)

Надевая на головы молодых венцы, мне хочется захотеть каждому из них в конце жизни иметь право сказать то, что сказал о себе апостол Павел: Подвигом хорошим я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а сейчас готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в сутки оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его(2Тим.4:7,8).

Славою и честью венчай их

Одев на головы будущих супругов брачные венцы, священник произносит слова, по окончании которых они уже прекратят быть будущими . а станут настоящими супругами.

Господи Боже наш, славою и честию венчай их.

Трижды произносятся эти слова, и трижды священник благословляет супружескую чету.

Свершилось. Дело человеческое стало делом Божиим. Слава и честь . которых мы просим для супругов у Всевышнего — это совсем иного рода слава и честь, чем те, которых ищут люди у людей. Суетна, преходяща и непрочна любая людская слава. Яко подобает Тебе любая слава, честь и поклонение… — много раз повторяет Церковь на протяжении богослужений. Лишь Слава Божия — настоящая Слава. А человек прославляется в той мере, в какой прославляет он Всевышнего. Святой мученик Ириней Лионский сказал: Слава Божия — человек, живущий полной жизнью. Вот к данной полноте жизни, полноте любви и правды призваны супруги, и тогда их совместная жизнь вправду увенчается СЛАВОЮ и ЧЕСТЬЮ.

Сейчас, в то время, когда таинство совершилось, Церковь предлагает супругам услышать отрывки из Священного Писания, в которых говорится о смысле происходящего на данный момент и того, что ожидает их в будущем. Сперва читается отрывок из послания апостола Павла к Ефесянам. Приведем его по-русски практически полностью:

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, по причине того, что супруг имеется глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела.

Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем.

Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, дабы освятить ее, очистив банею водною при помощи слова; дабы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, либо порока, либо чего-либо аналогичного, но чтобы она была свята и непорочна. Так должны мужья обожать своих жен, как свои тела: любящий свою жену обожает самого себя. Потому что никто ни при каких обстоятельствах не имел неприязни к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, по причине того, что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его.

Посему покинет человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть.

Тайна сия громадна; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви.

Так любой из вас да обожает свою жену, как самого себя; а супруга да опасается супруга.

Апостол сравнивает семью с Церковью. Семья — малая Церковь. И отношения между женою и мужем должны быть образом взаимоотношений между Церковью и Христом. Христос возлюбил Свою Церковь кроме того до смерти крестной. Аналогичной любовью да обожает жену свою, а после этого и детей супруг. А супруга да опасается супруга. какое количество едких и саркастических высказываний звучало по поводу этого стиха из уст тех, кто пробовал доказать, что христианство якобы унижает даму. Но нет тут ничего унизительного для тех, кто верно понимает слова апостола. В случае если семья — малая Церковь и супруг — образ Христа, то ужас перед мужем — образ страха Божия, который совсем иного рода, чем каждый ужас. Мы уже говорили выше, что ужас Божий — чувство весёлое и яркое. Подобен ему тот ужас перед мужем. Страшно причинить боль любимому, обидеть его… И еще опасаться мужа — постоянно помнить: он — основной, его слово — решающее. В той семье, где ни дети, ни супруга этого не знают, чуть ли вероятно получить мир и гармонию.

За Апостолом читается Евангелие, говорящее о самом первом чуде, которое совершил Христос:

….был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был кроме этого кликан Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина . то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте.

Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших [по обычаю] очищения Иудейского, вмещавших по две либо по три меры.

Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.

И говорит им: сейчас почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли.

В то время, когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, — а он не знал, откуда [это вино], знали лишь служители, почерпавшие воду, — тогда распорядитель кличет жениха и говорит ему: каждый человек подает вначале хорошее вино, а в то время, когда напьются, тогда нехорошее; а ты хорошее вино сберег доселе.

Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его.

Знаменательно, что самое первое Свое чудо Господь совершил на протяжении брачного пира. Одно это достаточно ясно говорит о том, как высок брак в глазах Божиих. На том браке, который благословил в Кане Галилейской Христос, вода превратилась в вино. Да не просто в вино, а в хорошее вино, что стало причиной такое удивление у распорядителя пира. В большинстве случаев, говорит он, хорошее вино не редкость лишь в начале пира. В случае если понимать вино как образ любви и эйфории (в частности так и направляться понимать, согласно точки зрения Святых Отцов!),то вправду, так довольно часто только начинаеться супружества не редкость хорошее вино, а позже, в то время, когда напьются первыми восхищениями супружества, оно делается все хуже и хуже, в случае если и совсем не преобразовывается в воду. Уже не любовь связывает супругов, а привычка и взаимные обязанности перед детьми, общность имущества и пр. Какое уж тут хорошее вино, какая уж тут радость… Но не так должно быть тогда, в то время, когда брачные узы благословляет Христос, На этом браке вино будет лучше и лучше с каждым годом, любовь полнее и глубже.

После этого произносится сугубая ектенья, молитва и просительная ектенья, которая завершается общенародным пением молитвы Отче наш. Это молитвенное обращение к Небесному Отцу, столь нередкое в устах и сердцах верующих, на данный момент, в устах молодоженов, имеет особенный суть. Любящие друг друга супруги предстоят перед неспециализированным Отцом, для Которого они — любимые дети.

После этого приносится и благословляется чаша с вином — одна на двоих. Раньше, в то время, когда венчание органично входило в литургию, это была Евхаристическая Чаша. Супруги совместно причащались Святых Тела и Крови Христовых, а мы знаем, что нет в мире более тесного единения со Христом и приятель со другом, чем то, к которому приобщаются причащающиеся испуганно Божиим и верою. Сейчас, в то время, когда венчание совершается раздельно от литургии, пускай это вино еще раз напомнит о чуде в Кане Галилейской, а неспециализированная чаша станет образом общей жизни. Все сейчас общее. И эйфории и печали. Мы просим у Всевышнего любви. В настоящей любви осуществляется призыв апостола Павла: Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими(Рим.12:15). Образом таковой любви и есть неспециализированная чаша.

Под пение тропарей священник трижды обводит супругов около аналоя, на котором лежит Евангелие. Впереди себя священник несет крест. На протяжении этого крестного хода уместно отыскать в памяти слова Спасителя: …Кто желает идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною(Мар.8:34). Без самоотверженности нереально следование за Христом, а семья — лучшая школа самоотверженности. Шествие проходит около аналоя с Евангелием в знак того, что Евангелие должно будет пребывать в центре всей супружеской жизни. Круг — символ бесконечности. Тот совместный путь, который начали супруги, не должен завершиться ни при каких обстоятельствах. Любовь до гроба — не христианское выражение. Гробовая доска — не преграда для любви, а дверь, за которой она станет еще полнее и идеальнее.

Завершается венчание снятием венцов и последними благословениями. Сейчас необходимо стремиться к достижению иных венцов, нетленных. Церковь благословляет мужа иконой Спасителя. Икона эта вручается ему, дабы напоминать: семья — малая церковь, тут невидимо присутствует Христос; видимым же Его образом для жены должен быть супруг, для детей — папа.

А жене вручается икона Богородицы, дабы она подражала Ее чистоте, смирению, кротости и любви, светила этими добродетелями мужу, являла пример детям.

Христианская семья, повторим еще раз, — малая церковь. Она сможет ею оставаться лишь в том случае, если будет органично соединена с Большой Церковью. Совместное участие мужа и жены, а после этого и детей, в церковных богослужениях, и особенно в литургии, регулярная исповедь, причастие — все это нужно, дабы благодатные подарки, полученные супругами в таинстве, не были утеряны, а принесли плоды.